Пролог. Она пришла танцевать 14 глава

Сначала я захожу домой и опять открываю опус де Фретэ.

Составлять эту книжку оказалось много труднее, чем вы думаете. Когда я обратился к знакомым шеф-поварам с просьбой поделиться заветными рецептами – не только лишь неповторимых кушаний, да и методов соблазна, любовных игр, неутомимого характера,– ответом мне сначала было замешательство. Многие решили, что Пролог. Она пришла танцевать 14 глава я просто шучу: снова этот де Фретэ со своим эксцентричным чувством юмора! Другие просто обиделись, приняв меня за бесстыдного пройдоху, озабоченного прибылями на скандальных тиражах. Но нашлись в наших рядах смельчаки, люди свободного духа, согласившиеся открыть читателям свои особенные секреты! И я признателен им от всего Пролог. Она пришла танцевать 14 глава сердца, ибо спальня шеф-повара должна быть подобна его кухне: арена, где воплощаются мечты, где из божественной консистенции вдохновения, мудрости и дерзаний рождается сияние высочайшего искусства и незапятнанного удовольствия.

Офигеть, какой скромник! А еще рассуждает о самовлюбленности.

Поднявшись на площадку мамы, я обнаруживаю, что дверь в квартиру полуоткрыта. Я Пролог. Она пришла танцевать 14 глава прохожу узеньким коридором, бесшумно ступая по расчудесному индийскому ковру, который до сего времени приводит меня в восхищение. Мама посиживает на кухне. А рядом с ней – Басби. Развалился у стойки, как владелец; отвислый нос и дряхлые щеки сияют от виски. На коленях у него мурлычет кот. Мое возникновение сбивает с нахала спесь: свернув Пролог. Она пришла танцевать 14 глава какие-то бумаги, он торопливо убирает их в потертый портфель. И подобострастно гласит:

– Здравствуй, сынок!

Я с упреком смотрю на свою старушку. Она прислоняется спиной к серванту – и не отводит глаз, с презрительной усмешкой пуская дым в потолок. Рядом стоит початый стакан виски. Из радио гремит песня «Рэг Пролог. Она пришла танцевать 14 глава долл».

Что за херня тут происходит? Этот ничтожный подонок уже 100 лет никого не страховал!

– Здра-а-а-ствуй, пропащая душа!– восклицает мама с липовым гостеприимством, как будто давая осознать, что одолела, раз уж я 1-ый к ней пришел.

Покосивший на нее, старенькый хрен обретает утраченную грубость. Глаза Пролог. Она пришла танцевать 14 глава его вспыхивают, липкие губки плотоядно разъезжаются, катая жеваную сигарету. Котяра, сидячий у него на коленях, фырчит с прокурорской строгостью. Все трое глядят, как заговорщики.

– Вижу, у тебя гости,– говорю я с ядовитой улыбочкой.– Ну что ж, зайду в другой раз. Надеюсь, ты будешь одета.

Развернувшись, я ухожу, а она Пролог. Она пришла танцевать 14 глава орет мне в спину:

– Проща-а-ай, пропащая душа!

Спускаясь по ступенькам я слышу их спаренный хохот: ее осиплому «хи-хи» вторят его мелодичные, как аккордеон, повизгивания.

Я выхожу на улицу и направляюсь к пристани, попирая каблуками булыжную мостовую. Какое-то время бесцельно бреду повдоль воды, по Ресталриг-роуд Пролог. Она пришла танцевать 14 глава; потом осознаю, что пришел к бару «У Кантона» на улице Дюк. Сгущаются сумерки, прохладный ветер обжигает лицо.

Гребаная скотина! Древняя блядская перечница! Человек зашел серьезно побеседовать, а она любезничает с мешком говна!

Здравствуй, сынок…

Все они так молвят. И Басби всегда ко мне так обращался.

В баре я заказываю кружку пива – и Пролог. Она пришла танцевать 14 глава вдруг замечаю, что помещение со прошлого дня не убирали. Бармен докладывает, что ночкой тут кого-либо зарезали, и на месте злодеяния работала милиция.

– 5 минут вспять разрешили открыться,– гласит он.– Даже прибраться некогда было. Криминалисты, все такое…

Аура застарелого веселья действует угнетающе. Разит высохшей рвотой, спиртом, вчерашним табаком. Пепельницы переполнены Пролог. Она пришла танцевать 14 глава, на столах недопитые стаканы. Старуха уборщица, вооружившись шваброй и ведерком, ковыляет к бурому пятну на ковре рядом с музыкальным автоматом. Мне охото уйти, но бармен уже налил пива, и я присаживаюсь в уголке, проклиная свою черную звезду.

Все меня кинули.

Кей, Шеннон, моя старушка, Кингхорн, даже Макензи. Видимо Пролог. Она пришла танцевать 14 глава, отсутствующий отец задал гребаную масть. Не удивлюсь, если он окажется не поджарым калифорнийцем, а старенькым говнюком Басби.

Здравствуй, сынок…

Что ж, если вышло с Кибби, то и с этим подонком получится. Я его всегда не мог терпеть. Нужно только сосредоточиться, сфокусировать злоба.

БАСБИ.

Терпеть не могу ЭТУ Маленькую РАСЧЕТЛИВУЮ Пролог. Она пришла танцевать 14 глава МРАЗЬ.

МНЕ ДАНА ВЛАСТЬ ЕГО Убить.

Терпеть не могу БАСБИ

Терпеть не могу БАСБИ

Терпеть не могу Терпеть не могу Терпеть не могу…

Терпеть не могу БАСБИ

Терпеть не могу БАСБИ

Терпеть не могу Терпеть не могу Терпеть не могу…

Я продолжаю на уровне мыслей говорить черную мантру, пока в висках Пролог. Она пришла танцевать 14 глава не начинает стучать. В бар заходят два хроника. Заметив мой остекленевший взор, они понимающе кивают.

– Видал придурка?– усмехается один.

Невзирая на все усилия, ничего не происходит, никакой алхимии. Ни мельчайшего намека на то всеобъятное, головокружительное чувство, которое последовало за выбросом волшебной энергии, когда я наложил заклятие на Кибби. Только вялость Пролог. Она пришла танцевать 14 глава, да чувство идиотизма происходящего, да конфузливый ужас, что люди воспримут за безумного.

Почему-либо Басби не вызывает у меня подходящей концентрации злости. Может, это оттого, что жалкий засранец – мой отец? На родную кровь рука не подымается?

А кто мне Кибби? Откуда такая ненависть? Что нас связывает?


propiskoj-snimet-porchu.html
propitka-fizicheskih-tel-nezhivih-obektov-efirnim-telom.html
propolis-luchshee-sredstvo-ot-vseh-boleznej.html