Прокрустово ложе приспосабливания

Глава 1

В КАЖДОМ МУЖЧИНЕ ОБИТАЮТ БОГИ

Эта книжка о богах в каждом мужчине – о прирожденных схемах поведения и восприятия (либо архетипах), которые глубоко укоренены в психике и сформировывают мужчину изнутри. Эти боги представляют собой сильные незримые расположенности, действующие на нрав, работу и отношения человека. Боги обусловливают чувственную открытость либо замкнутость Прокрустово ложе приспосабливания; склонность к интеллектуальной деятельности, физической работе либо эстетической чувствительности; рвение к экстатическому слиянию с миром либо его умопостижению; отношение к времени и почти все другое. Архетипы определяют различие меж мужиками, внутреннюю сложность каждого из их. Не считая того, они в значимой степени определяют, как просто либо трудно данному мужчине Прокрустово ложе приспосабливания (либо мальчугану) соответствовать ожиданиям окружающих и как ему при всем этом приходится жертвовать своим заветным подлинным "я".

Быть подлинным – означает владеть свободой развивать те свои черты и потенциальные способности, к которым ощущаешь природную склонность. Когда человека принимают таким, какой он есть, он может быть подлинным, сразу сохраняя высшую самооценку Прокрустово ложе приспосабливания. Это может быть только тогда, когда реакция важных для нас людей не расхолаживает, а поощряет нас к искренним и спонтанным поступкам либо когда мы поглощены делом, доставляющим нам удовлетворенность. Сначала предки, а потом культура с самого юношества играют для нас роль зеркала, где мы лицезреем себя или заслуживающими приятия, или нет Прокрустово ложе приспосабливания. Если внутренняя суть человека очень расползается с ожиданиями мира, ему часто приходится адаптироваться ради того, чтоб быть принятым окружающими, – и при всем этом может случиться так, что он будет повсевременно носить маску и играть в жизни ничего не значащую для него роль.

Прокрустово ложе приспосабливания

Приспосабливание, которого требуют от парней Прокрустово ложе приспосабливания в нашей патриархальной культуре, подобно описанному в греческой мифологии прокрустову ложу. На это ложе укладывал людей разбойник Прокруст, подстерегавший путников на дороге из Мегар в Афины. Если путешественник оказывался короче ложа, Прокруст его растягивал с помощью приспособления вроде средневековой дыбы; если длиннее – просто обрезал.

Бывало, что рост неких путников в Прокрустово ложе приспосабливания точности соответствовал длине прокрустова ложа. Точно так же есть мужчины, чьи архетипы (либо внутренние схемы) полностью совпадают со стереотипами (либо наружными ожиданиями). Фуррор дается им просто и приятно. Но когда архетипические схемы мужчины в значимой мере отличаются от того, как "должно быть", приспособление к стереотипу часто оказывается Прокрустово ложе приспосабливания мучительным. С виду может казаться, что человек полностью соответствует наружным требованиям, но по сути это далось ему большой ценой – за счет усечения каких-либо принципиальных качеств своей личности. А может быть, ему пришлось "растянуть" какие-то свои черты, чтоб отвечать ожиданиям, – но этим чертам недостает глубины и трудности, отчего Прокрустово ложе приспосабливания фуррор во окружающем мире не имеет для человека внутренней ценности.

Может быть, добравшиеся до Афин путники, пройдя через прокрустово ложе, не раз думали, стоило ли идти на такие жертвы ради того, чтоб попасть в этот город. Таким же вопросом часто задаются и современные мужчины, достигнувшие поставленных впереди себя целей. В статье Прокрустово ложе приспосабливания, размещенной в "Эсквайре", Уильям Бройль-младший утомилось ведает читателям, как пустым возможно окажется фуррор:

Каждое утро я упаковывал себя в костюмчик, брал портфель и шел на свою престижную работу. Это была малая погибель. Я работал основным редактором журнальчика "Ньюсуик". Для многих таковой пост – предел желаний, а Прокрустово ложе приспосабливания для меня – ничто. Управление большой организацией не доставляло мне никакого наслаждения. Я желал личных достижений, а не власти. Для меня фуррор на этом пути оказался более небезопасным, чем была бы беда, – беда вынудила бы меня задуматься, чего я желаю по сути.

Единственный выход для меня состоял в том, чтоб Прокрустово ложе приспосабливания кинуть работу, но это не в моем нраве: в последний раз я кидал начатое дело в старшем классе школы, когда ушел из легкоатлетической команды. К тому же когда я служил морским пехотинцем во Вьетнаме, нас учили брать намеченную высоту хоть какой ценой... Но вот я вскарабкался на самую верхушку, и оказалось, что Прокрустово ложе приспосабливания мне там совершенно не нравится. Я влез не на ту гору, и все, что мне оставалось, – это спуститься и взбираться на другую. Это оказалось тяжело: литературная работа продвигалась медлительнее, чем я ждал; мой брак трещал по швам.

Мне что-то было необходимо, но я не знал что. Я жаждал Прокрустово ложе приспосабливания испытаний, духовных и физических. Я желал фуррора, – но по эталонам, ясным и весомым лично для меня, а не основанным на мировоззрении других людей. Я желал небезопасных приключений, позволяющих почувствовать полноту жизни и чувство приятельства. Родись я ранее – отправился бы завоевывать Одичавший Запад либо скитаться по морям, – но на Прокрустово ложе приспосабливания данный момент у меня двое малышей и масса обязательств1.

Этот человек обладал властью и весом в обществе. На достижение этих целей многие мужчины растрачивают наилучшие годы собственной жизни, и далековато не многим удается их добиться. Но он мучился суровым болезнью, которое я наблюдаю у многих парней среднего Прокрустово ложе приспосабливания возраста: глубочайшая депрессия и недовольство своим положением. Когда ты отрезан от внутренних источников радости и актуальной силы, существование кажется плоским и глупым.

В нашей культуре верховодят мужчины, и, непременно, им достаются наилучшие роли, – во всяком случае, роли, сулящие власть и средства. Но многие из их мучаются от депрессии, которая тянет за Прокрустово ложе приспосабливания собой алкоголизм, трудоголию, пристрастие к телеку – в общем, все, что позволяет притупить чувства. Другие злы и обижены на жизнь, и неважно какая мелочь – начиная от манеры вождения незнакомца на дороге и заканчивая поведением малыша – может возбудить в их вспышку ярости и враждебности. Не считая того, они мучаются Прокрустово ложе приспосабливания от заниженных актуальных ожиданий. Судя по тому, как несчастны мужчины, им тоже несладко живется при патриархате.


promezhutochnaya-chistka-osobennosti-naturalnih-pokritij-i-izdelij-ruchnogo-izgotovleniya-12.html
promezhutochnaya-nejrohimicheskaya-pamyat.html
promezhutochnaya-scena-yanvar-1837-g-2-glava.html