Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»).

Вопросы и задания к практическому занятию по забугорной литературе Средних веков и Возрождения. Боккаччо. Рабле.

Уточните свои представления о содержании понятия Ренессанс, об историческом фоне формирования ренессанской культуры. Сформулируйте ответы на вопросы о том, что такое гуманизм; в чем специфичность ренессансного гуманизма, чем ренессансное осознание гуманизма отличается от современного.

Г. К Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»).. Косиков в статье «Средние века и Ренессанс. Теоретические проблемы», ссылаясь на С. С. Аверинцева, рассуждает о «сфере естественного» в структуре мира евро средневековья («Зарубежная литература второго тысячелетия», с. 17 – 18). Задумайтесь, какое отношение эта сфера имеет к формированию культуры Ренессанса. Используйте свои выводы при анализе произведений Боккаччо и Рабле Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»)..

Охарактеризуйте ситуацию Декамерона. Задумайтесь, уместно ли будет найти ее как «пир во время чумы».Перечитайте «трагедию» Пушкина «Пир во время чумы». Прокомментируйте кусок из начала Первого денька «Декамерона»:

Мне самому тягостно так длительно останавливаться на этих бедствиях; потому, опустив в рассказе о их то, что можно, скажу, что в то время Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»)., как наш город при таких обстоятельствах практически опустел, случилось в один прекрасный момент (как я позже слышал от верного человека), что во вторник с утра в досточтимом храме Санта Мария Новелла, когда там практически никого не было, семь юных дам, одетых, как было благопристойно по времени, в грустные Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). одежки, простояв божественную службу, сошлись совместно; они все были связаны вместе дружбой, либо соседством, или родством; ни одна не перебежала двадцативосьмилетнего возраста, и ни одной не было меньше 18-ти лет; все разумные и родовитые, прекрасные, хороших характеров я сдержанно-приветливые. Я именовал бы их реальными именами, если бы у Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). меня не было достаточного повода воздержаться от этого: я не желаю, чтоб в дальнейшем какая-нибудь из их устыдилась за последующие повести, рассказанные или слышанные ими, ибо границы допустимых наслаждений сейчас более стеснены, чем в ту пору, когда в силу обозначенных обстоятельств они были свободнейшими не только лишь по отношению Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). к их возрасту, да и к еще более зрелому; я не желаю также, чтоб завистники, всегда готовые укорить человека хвалебной жизни» получили повод умалить в чем бы то ни было добросовестное имя достойных дам своими неприличными речами. А для того, чтоб можно было осознать, не соединяя, что Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). любая из их будет гласить потом, я хочет именовать их именами, отвечающими всецело либо частично их качествам. Из их первую и старшую по летам назовем Пампинеей, вторую – Фьямметтой, третью – Филоменой, четвертую – Емилией, потом Лауреттой – пятую, шестую – Неифилой, последнюю, не без предпосылки, Елизой. Они все, собравшись в одной части церкви Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»)., не с намерением, а случаем, сели вроде бы кружком и, после нескольких вздохов, оставив сказывание «отче наш», вступили во многие и различные беседы о злости денька. По неком времени, когда другие замолчали, Пампинея так начала гласить:

– Милые мои дамы, вы, возможно, много раз слышали, как и я, что приличное использование Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). своим правом никому не приносит вреда. Естественное право каждого рожденного – поддерживать, сохранять и защищать, как может быть, свою жизнь; это так правильно, что время от времени, бывало, убивали без вины людей, только бы сохранить для себя жизнь. Если то допускают законы, пекущиеся о благоустроении всех смертных, то не подобает ли тем Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). паче нам и всякому другому принимать, не в ущерб никому, доступные нам меры к сохранению нашей жизни? Как соображу я наше поведение сегодняшним с утра, ну и во многие прошлые деньки, и подумаю, как и о чем мы дискутировали, я убеждаюсь, ну и вы подобно мне Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»)., что любая из нас опасается за себя. Не это поражает меня, а то, что при нашей женской впечатлительности мы не ищем никакого противодействия тому, чего любая из нас боится по праву. Кажется мне, мы живем тут будто бы поэтому, что хотим либо должны быть свидетельницами, сколько мертвых тел отнесено Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). на кладбище; или слышать, поют ли местные монахи, число которых практически свелось в ничто, свою службу в положенные часы; обосновывать собственной одежкой всякому приходящему качество и количество наших бед. Выйдя отсюда, мы лицезреем, как носят покойников либо нездоровых; лицезреем людей, когда-то осужденных властью публичных законов на изгнание за Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). их проступки, бешено мечущихся по городку, точно издеваясь над законами, ибо они знают, что их исполнители погибли или больны; лицезреем, как подонки нашего городка, под заглавием беккинов, упивающиеся нашей кровью, ездят и бродят всюду на мучение нам, в бесстыжих песнях укоряя нас в нашей неудаче. И ничего другого мы Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). не слышим, как: такие-то погибли, те погибают; везде мы услышали бы жалобный плач – если б были на то люди. Возвратившись домой (не знаю, бывает ли с вами то же, что со мною), я, не находя там из большой семьи никого, не считая моей служанки, прихожу в трепет и чувствую, как Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). у меня на голове подымаются волосы; куда бы я ни пошла и где бы ни тормознула, мне представляются тени усопших, не такие, каковыми я привыкла их созидать, и пугающие меня ужасным видом, непонятно откуда в их явившимся. Вот почему и тут, и в других местах, и дома я Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). чувствую себя нехорошо, тем паче, что, мне кажется, тут, не считая нас, не осталось никого, у кого, как у нас, есть и кровь в жилах и готовое место укрытия. Нередко я слышала о людях (если таковые еще остались), которые, не разбирая меж солидным и недозволенным, руководясь только вожделением Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»)., одни либо в обществе, деньком и ночкой совершают то, что приносит им наибольшее наслаждение. И не только лишь свободные люди, да и монастырские заключенники, убедив себя, что им благопристойно и пристало делать то же, что и другим, нарушив обет повиновения и отдавшись плотским наслаждениям, сделались распущенными и аморальными, надеясь таким макаром избежать Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). погибели. Если так (а это разумеется), то что все-таки мы тут делаем? Чего дожидаемся? О чем грезим? Почему мы безучастнее и равнодушнее к нашему здоровью, чем другие горожане? Считаем ли мы себя наименее ценными, или наша жизнь прикреплена к телу более крепкой цепью, чем у других, и нам Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). нечего хлопотать о чем бы то ни было, что бы могло разрушить ей? Но мы заблуждаемся, мы обманываем себя; каково же наше неразумие, если мы так конкретно думаем! Стоит нам только вспомнить, сколько и каких юных людей и дам похитила эта беспощадная зараза, чтоб получить тому очевидное Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). подтверждение. И вот для того, чтоб, по малодушию либо беспечности, нам не попасться в то, чего мы могли бы при желании избегнуть тем либо другим методом, я считала бы за наилучшее (не знаю, разделите ли вы мое мировоззрение), чтоб мы, как есть, покинули город, как то до этого нас Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). делали и еще делают многие другие, и, избегая паче погибели недостойных примеров, направились добросовестным образом в загородные поместья, каких у каждой из нас огромное количество, и там, не переходя ни одним поступком за черту благоразумия, предались тем утехам, утехе и веселью, какие можем для себя доставить. Там слышно пение птичек Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»)., показываются зеленеющие бугры и равнины, поля, на которых жатва беспокоится, что море, тыщи пород деревьев и небо более открытое, которое, хотя и гневается на нас, все же не прячет от нас собственной нескончаемой красоты; все это еще прекраснее с виду, чем пустые стенки нашего городка. К тому же Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). там и воздух прохладнее, огромное богатство всего нужного для жизни в такие времена и наименее проблем. Ибо если и там погибают фермеры, как тут горожане, противного воспоминания – поэтому наименее, что дома и обитатели встречаются пореже, чем в городке. С другой стороны, тут, если я не ошибаюсь, мы никого не Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). покидаем, быстрее, воистину, мы сами можем почитать себя оставленными, ибо наши близкие, унесенные гибелью либо избегая ее, оставили нас в таком бедствии одних, будто бы мы были им чужие. Итак, никакого упрека нам не будет, если мы последуем этому намерению; горе и проблема, а может быть и погибель могут Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). приключиться, если не последуем. Потому, если вам заблагорассудится, я полагаю, мы отлично и как надо поступим, если позовем собственных служанок и, велев им следовать за нами с необходимыми вещами, будем проводить время сейчас тут, завтра там, доставляя для себя те наслаждения и утехи, какие вероятны по времени, и пребывая Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). таким макаром до того времени, пока не увидим (если только погибель не поймет нас ранее), какой финал готовит небо этому делу. Вспомните, в конце концов, что нам более пристало удалиться отсюда с достоинством, чем многим другим оставаться тут, недостойным образом проводя время.

Охарактеризуйте место любовной темы в содержании Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). «Декамерона». Каковы главные типические схемы изображения любовных историй у Боккаччо? Как выражена в их «философия любви» Ренессанса? Прокомментируйте новеллу первую 5-ого денька («Чимоне, полюбив, становится мудрым»).

Итак, очаровательные дамы, что нам сказать о Чимоне? Очевидно, ничего другого, как только то, что величавые доблести, ниспосланные небом в достойную душу, были связаны и Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). заключены завистной судьбой в крошечной части его сердца крепчайшими узами, которые любовь разбила и порвала, как более мощная, чем судьба, и, будучи возбудительницей дремотствующих мозгов, силой собственной подняла эти доблести, объятые свирепым мраком, к ясному свету, открыто проявляя, из какого положения она извлекает дух, ей подчиненный, и к Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). какому его ведет, освещая его своими лучами.

Задумайтесь, что общего имеется в построении «Декамерона» Боккаччо и «Божественной Комедии» Данте, сравните соотношение обрамляющего рассказа и включенных в него «историй».

Непременное чтение к занятию – «Введение» к книжке Миши Михайловича Бахтина «Творчество Франсуа Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса». Прочитав его, сформулируйте Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). ответы на вопросы о том, как определяет исследователь природу хохота Рабле; какое место занимают карнавальные ритуалы в жизни средневекового общества; каковы мифологические базы карнавала; каковы главные черты ренессансного хохота.

Прокомментируйте главу XVI книжки 2-ой («О характере и обычае Панурга»).

Задумайтесь, как смешивается в книжке Рабле гуманистическая ученость и карнавальная Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). традиция.

Панург был мужик лет 30 5, среднего роста, не высочайший, не низенький, с крючковатым, напоминавшим ручку от бритвы, носом, любивший оставлять с носом других, в высшей степени вежливый, вобщем немного распутный и от рождения подверженный особенной заболевания, о которой в те времена гласили так:

Безденежье – недуг нестерпимый.

Со всем Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). тем он знал шестьдесят три метода добывания средств, из которых самым добросовестным и самым обыденным являлась неприметная кража, и был он шалун, шулер, гуляка, кутила и бандюган, каких и в Париже незначительно.

А в сути, чудеснейший из смертных.

И вечно он строил каверзы полицейским и ночному дозору. Соберет другой Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). раз трех-четырех юношей, напоит их к вечеру, как тамплиеров, отведет на улицу св. Женевьевы либо к Наваррскому коллежу, и как раз перед тем, как тут пройти ночному дозору, – о чем Панург додумывался, положив поначалу шпагу на мостовую, а позже приложив ухо к земле: если шпага звенела, то это Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). было непререкаемым знаком, что дозор близко, – Панург и его товарищи брали какую-нибудь телегу, раскачивали ее изо всех сил и пускали с горы прямо под ноги ночному дозору, отчего бедные дозорные валились наземь, как свиньи, а в это время Панург с товарищами удирали в обратную сторону: должно увидеть, что Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). и 2-ух дней не прошло, а Панург уже знал все парижские улицы и закоулки, как Deusdet. (Боже, ниспошли (нам мир собственный) (лат.)).

Другой раз в таком месте, которого ночному дозору никак нельзя было миновать, он насыпал пороху, позже, завидев дозор, поджигал, а позже с ублажение смотрел, какую легкость движений выказывают Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). караульные, вообразившие, что ноги им жжет антонов огнь.

В особенности доставалось от него злосчастным магистрам наук и богословам. Повстречает, бывало, кого-нибудь из их на улице – и не преминет сделать мерзость: одному насыплет навозу в шапку, другому привесит сзади лисий хвост либо заячьи уши, а не то выдумает еще Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). какую-нибудь пакость.

В тот денек, когда всем богословам было велено явиться в Сорбонну на предмет раскумекивания догматов, он приготовил так именуемую бурбонскую смесь – смесь чеснока, гальбанума, асафетиды, кастореума и теплого навоза, подлил туда гною из злокачественных нарывов и рано с утра густо намазал этой консистенцией всю мостовую – так, чтоб Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). самому черту стало невмоготу. И уж как начали эти добрые люди драть при всех козла, так все нутро свое тут и оставили. Человек 10 – двенадцать погибли позже от чумы, четырнадцать захворали проказой, восемнадцать покрылись паршой, а более 20 7 схватили дурную болезнь.

Панург, но ж, и в ус для Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). себя не дул. Он имел обыкновение носить под плащом хлыст и этим хлыстом нещадно стегал юных слуг, чтоб они попроворней несли вино своим обладателям.

В его куртке насчитывалось более 20 6 карманчиков и кармашков, и они все у него были набиты:

в одном из их хранились свинцовая игральная кость и острый, как у Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). скорняка, ножичек, которым он срезал кошельки;

вдругом – сосуд с виноградовым соком, которым он брызгал в глаза прохожим;

в 3-ем – головки репейника с воткнутыми в их гусиными и петушьими перышками, – он сажал их хорошим людям на плащ либо же на шапку, а еще он обожал приделывать людям рожки, с которыми они Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). позже так и прогуливались по всему городку, а время от времени и всю жизнь; дамам он тоже прицеплял их к головному убору, сзади, – в виде мужской принадлежности;

в четвертом – уйма пакетиков со вшами и блохами, – он собирал их у нищей братии на кладбище Невинноубиенных малышей, а потом Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). с помощью тростинок либо перьев, которыми пишут, стряхивал на воротнички более жеманным девушкам, в большей степени в церкви; к слову сказать, в церкви он никогда не подымался на хоры, – он предпочитал и за оскудей, и за вечерней, и во время проповеди быть понизу, посреди дам;

в 5-ом – огромное Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). количество крючков и крючочков, которыми он обожал сцеплять парней и дам, стоявших тесноватой массой, приемущественно тех дам, которые носили платьица из узкой тафты, – стоило им дернуться, и платьице – в клочья;

в шестом – коробка с трутом, огнивом, кремнем и тому схожими приспособлениями;

(…)

Item очередной кармашек у Панурга был набит квасцами, – эти Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). квасцы он сыпал самым чопорным дамам за воротник, отчего некие из их обязаны были при всех раздеваться, другие танцевали, как петушок на угольях, третьи катались, как бильярдный шар по барабану, четвертые бегали по улицам, Панург же устремлялся за ними, и тем из их, которые раздевались, он, как учтивый Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). и разлюбезный кавалер, набрасывал на спину плащ.

Item еще в одном кармашке у него была склянка с древесным маслом, и когда он встречался с нарядно одетой дамой либо же мужиком, то, делая вид, как будто пробует ткань на ощупь, замасливал и портил самые видные места на платьице, да еще приговаривал: «Ах Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»)., какое не плохое сукно, какой неплохой атлас, какая отменная тафта, боярыня! Пошли вам Бог все, что вашей душеньке угодно, – новое платьице, нового дружка! Храни вас Господь!» С этими словами он клал даме руку на воротник. И несмываемое сальное пятно, остававшееся на платьице, так крепко позже въедалось в Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). душу, в тело и в доброе имя, что сам черт его бы не свел. А Панург гласил на прощанье: «Смотрите, боярыня, не свалитесь, здесь впереди большая грязная лужа».

Еще в одном кармашке хранился у него растертый в порошок молочай, и в тот же кармашек он клал роскошной работы хорошенький носовой платочек, который Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). он в рядах Сент-Шанель стянул у одной пригодной торговки, когда снимал у нее с груди вошь, – вошь эту он, кстати сказать, сам же ей и посадил. Находясь в обществе приличных дам, Панург каждый раз заговаривал о рукоделье, клал руку даме на грудь и спрашивал: «Это Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). фламандские вышивки либо же из Эно?» Потом он доставал собственный носовой платок. «Полюбуйтесь, полюбуйтесь, вот это работа! – гласил он. – Не то из Пипиньяна, не то из Какассоны!» Здесь он изо всех сил встряхивал платок перед самым носом у дам, отчего те чихали четыре часа без передышки. Сам же он Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). в это время пукал, как конь, а дамы со хохотом спрашивали:

– Панург! Да вы что это, пукаете?

– Помилуйте, боярыня, – отвечал он, – я подбираю аккомпанемент к песенке, которую вы выводите носом.

Еще в одном кармашке находились у него отвертки, отмычки, клещи и остальные тому подобные орудия, против которых ни одна дверь и Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). ни один сундук устоять не могли.

Очередной кармашек был у него набит бирюльками, играл же он в их профессионально, ибо пальцы у него были гибкие, как у Минервы либо же у Арахны, и в былые времена он даже демонстрировал на улицах фокусы, а когда он менял тестон либо же какую Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»).-нибудь другую монету, то, будь меняла проворнее самого Муша, все равно у него всякий раз безо всяких следов исчезали пять-шесть бланков, так что он чувствовал только дуновение ветра, поднимавшегося при их исчезновении, – а всё быстрота и ловкость Панурговых рук, и притом никакого мошенничества!

Уточните свои представленияо Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). нраве религиозной жизни в эру Ренессанса. Выясните, что такое Реформация, в чем идеологи Реформации расползались с Церковной церковью. Задумайтесь, имел ли ренессансный гуманизм антицерковный, антирелигиозный либо антихристианский нрав.

Прокомментируйте главу XXXIX книжки первой («О том, как Гаргантюа чествовал монаха и как отлично гласил монах за ужином»):

Как скоро Гаргантюа сел за Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). стол и 1-ые кусочки были проглочены, Грангузье повел рассказ о начале и причине войны меж ним и Пикрохолом и, доведя свое повествование до того момента, когда брат Жан Зубодробитель одержал победу при защите монастырского виноградника, превознес его подвиг выше деяний Камилла, Сципиона, Помпея, Цезаря и Фемистокла. Здесь Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). Гаргантюа попросил сей же час отправить за монахом, – он желал посоветоваться с ним касательно того, как действовать далее. Во выполнение его желания за монахом отправился дворецкий и мало погодя в радостном расположении духа с ним возвратился, при этом брат Жан восседал на муле Грангузье, держа в руках перекладину Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). от креста.

Брат Жан был встречен бесконечными кликами экстаза, объятиями, приветствиями.

– А, брат Жан, дружище! Брат Жан, компаньон! Брат Жан, черт тебя возьми, дай я тебя поцелую, дружок!

– Дай я тебя обниму!

– Поди сюда, блудодей, вот я тебя на данный момент задушу!

А брат Жан знай похихикивал. Такового милого и вежливого человека Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). прямо выискать!

– Ну-ка, ну-ка, – произнес Гаргантюа, – поставьте ему лавку вот здесь, около меня!

– Пожалуйста, куда прикажете, – произнес монах. – Паж, водички! Лей, дитя мое, лей! Это мне освежит печенку. Дай-ка сюда, я пополощу для себя гортань!

– Depositacappa, — произнес Гимнаст, – рясу долой!

– Боже сохрани! – воскрикнул монах. – Нет Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»)., милостивый сударь, это нам не положено, – instatutisOrdinis есть насчет этого особенный раздел.

– В пятую точку, в пятую точку ваш раздел! – увидел Гимнаст. – Ряса давит вам плечи, снимите ее!

– Друг мой, – произнес монах, – пусть она остается на мне, – ей-богу, мне в ней лучше пьется, от нее телу веселей Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»).. Нежели я ее скину, господа пажи наделают для себя из нее подвязок, как это уже в один прекрасный момент со мной случилось в Кулене. Вприбавок у меня пропадет весь аппетит. А нежели я сяду за стол в этом самом облачении, – вот для тебя крест, я с легкой душой не Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). только лишь что за тебя, а и за твоего жеребца выпью! Мир добросовестной компании! Я, правда, поужинал, но это мне не помешает есть за обе щеки, – желудок у меня луженый, он пуст снутри, как монашеский посошок, и всегда открыт, как мешок адвоката. Из всех рыб, не считая линя, гласит пословица Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»)., идеальнее всего крылышко куропатки либо же окорочок монашки. Наш настоятель страсть как любит белоснежное каплунье мясо.

– Этим он отличается от лисы, – увидел Гимнаст. – Лиса ни у каплунов, ни у кур, ни у цыплят ни за что не станет есть белоснежное мясо.

– Почему? – спросил монах.

– Так как у нее Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). нет поваров, чтоб его варить, – отвечал Гимнаст, – а если мясо соответствующим образом не проварено, оно все будет красноватым, а не белоснежным. Краснота мяса есть признак того, что оно не проварено, – исключение составляет только мясо омаров и раков: их посвящают в кардиналы, когда варят.

– Свят, свят, свят! – воскрикнул монах Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»).. – Стало быть, у нашего монастырского лекаря плохо проварена голова, – глаза у него красноватые, как миски из ольхи… Вот это заячье бедро полезно было бы подагрику. Кстати, отчего это ноги у женщин всегда бывают холодные?

– Этим вопросом не занимались ни Аристотель, ни Александр Афродисийский, ни Плутарх, – отвечал Гаргантюа.

– Существует три Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). предпосылки, в силу которых то либо другое место естественным образом охлаждается, – продолжал монах. – Primo, когда берега его омываются водой; secundo, если это место тенистое, черное, сумрачное, куда не просачивается солнечный свет, и, в-3-х, если оно беспрестанно овевается ветрами, дующими из теснины, также производимыми колыханием сорочки и в особенности колыханием Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). гульфика… А ну, веселей! Паж, плесни нам еще!.. Чок, чок, чок!.. Нужно Бога благодарить за такое славное вино!.. Живи я во времена Иисуса Христа, – ах так Бог свят, я бы не отдал евреям схватить его в Гефсиманском саду! Черт побери, да я бы господам апостолам поджилки перерезал за то Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»)., что они испугались и убежали после сытного ужина, а хорошего собственного учителя покинули в неудаче! Ужаснее всякой отравы для меня те люди, которые удирают, когда необходимо взяться за ножики. Эх, побыть бы мне французским владыкой лет этак восемьдесят либо 100! Ей-богу, я бы выхолостил всех, кто бежал из Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»).-под Павии! Лихорадка им в бок! Почему они, заместо того чтобы погибнуть, бросили хорошего собственного сударя на произвол судьбы? Разве не лучше, разве не почетнее – умереть, доблестно сражаясь, чем остаться жить, зазорно бежав?.. В сегодняшнем году нам уж гусями не полакомиться. Эй, будь другом, отрежь-ка мне свининки!.. А то ведь Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). уж издавна стоит, – стаканчик-то издавна передо мной стоит! GerminavitradixJessе (пустил росток корень Иессеев). Чертовщина, я умираю от жажды!.. А винцо-то ведь хорошее! Вы что пили в Париже? Мой дом в Париже более полугода был открыт для всех, ей-ей, не вру!.. Вы знакомы с братом Клавдием из Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). ВерхнегоБаруа? То-то хороший собутыльник! Какая, но ж, муха его укусила? С неких пор он все только обучается да обучается. А вот я ничему не учусь. Мы в нашем аббатстве ничему не обучаемся – боимся свинкой захворать. Наш покойный аббат гласил, что ученый монах – это чудовище. Ей-богу, разлюбезный Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). друг, magismagnosclericos поп suntmagismagnossapientes (Величавые духовные лица не бывают величавыми учеными. – Лат.)… Если б вы знали, какая в этом году смерть зайцев! Жалко, нигде я не мог раздобыть ни ястреба, ни кречета. Государь де лаБеллоньер пообещал мне сапсана, а на деньках прислал письмо: птица-де стала задыхаться. От куропаток в Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). этом году отбою не будет. Ну да я не любитель расставлять силки, – как раз простуду схватишь. Если я не бегаю туда-сюда, не мечусь, мне все как-то не по для себя. Вот только начнешь махать через изгороди да кустики – на данный момент же ряса в клочья. Славной Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). борзой я обзавелся. Уж она зайца не упустит, черта с два! Прислужник вел ее к государю де Молеврие, ну, а я ее отнял. Плохо я поступил?

– Нисколечко, брат Жан, – отвечал Гимнаст, – нисколечко, клянусь для тебя всеми чертями, нисколечко!

– Ну так за чертей, пока они есть! – схватил монах. – Бог ты мой, на Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). что этому хромцу борзая! Подарить бы ему пару волов, – настоящий Бог, это бы его куда больше порадовало!

– Отчего это вы, брат Жан, всегда божитесь? – спросил Понократ.

– Это только для красы слога, – отвечал монах. – Это цветочки Цицероновой риторики.

Литература:

Основная литература:

Бахтин М. М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). Средневековья и Ренессанса. М., 1965 либо 1992.

История забугорной литературы: Средние века. Возрождение: Учеб./ М.П. Алексеев, В.М. Жирмунский, С.С. Мокульский, А.А. Смирнов. М., 1978 (и др. издания).

Косиков Г.К. Средние века и Ренессанс. Теоретические трудности // Забугорная литература второго тысячелетия. М., 2001.

Литературная энциклопедия определений и Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). понятий. М.: 2001.

Теория литературы: Учеб.пособие: в 2 т. / Под ред. Н. Д. Тамарченко. Т. 2 :Бройтман С. Н. Историческая поэтика. М., 2004.

Пинский Л. Е. Реализм Возрождения// Пинский Л. Е. Реализм эры Возрождения. М., 1961.

Боккаччо

Санктис Ф. де. История итальянской литературы: В 2 т. М., 1963.

Ауэрбах Э. Брат Альберт //Ауэрбах Э. Мимесис. Изображение реальности Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). в западноевропейской литературе. М., 1976.

Бранка В. Боккаччо средневековый. М., 1985.

Мелетинский Е. М. Традиционная новелла эры Возрождения // Мелетинский Е М Историческая поэтика новеллы. М., 1990. С. 75 — 135.

Хлодовский Р. И. Декамерон. Поэтика и стиль. М., 1982.

Рабле

Ауэрбах Э. Мир во рту Пантагрюэля //Ауэрбах Э. Мимесис. Изображение реальности в западноевропейской литературе. М., 1976.

Лосев А. Ф. Эстетика Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»). Возрождения. Хоть какое изд.

Пинский Л. Е. Хохот Рабле// Пинский Л. Е. Реализм эры Возрождения. М., 1961.

Дополнительная литература:

История глобальной литературы: В 9 т. М., 1985. Т. 3.

Луков Вл. А. История литературы: Забугорная литература от истоков до наших дней: Учебн. пособие для студентов высш. учеб.заведений. — М., Издательский центр «Академия», 2003. — 512 с Прокомментируйте главу XVI книги второй («О нраве и обычае Панурга»)..; 2-е изд., испр. — 2005; 3-е изд., испр. — М.: Академия, 2006; 4-е изд. — 2008; 5-е изд. — 2008; 6-е изд. — 2009.


prolog-stranica-27.html
prolog-stranica-4.html
prolog-utverzhdyonnie-principi-vojni.html